Зроби собі закладку!

/ Слідкуйте за нами: ВКYouTubeFacebookTwitterGoogle+

Тернопільська катастрофа (1917)


Пригадуєш фото могил російських солдат часів 1СВ, які містилися на Микулинецькому цвинтарі? Так от..Анатолій Бойків надіслав дуже цікаве доповнення!

Время, № 993 от 19.07.1917, Под Тарнополем. Заметка, основанная на свидетельствах генерала Аносова ― свидетеля «Тарнопольской катастрофы» июля 1917 года. Причем есть упоминания о том, что «были полки, отказывавшиеся идти в наступление и заявлявшие, что они согласны идти в окопы, и то только до осени»

Под Тарнополем.

(По телефону от нашего корреспондента).

В Петроград приехал ген. Аносов, на глазах которого произошла вся тарнопольская катастрофа.

Ген. Аносов рассказывает некоторые подробности отступления наших частей и рисует картину большевистской пропаганды на фронте.

– Я не стану скрывать, – говорит ген. Аносов, – от русского общества наиболее тяжелые моменты отступления; общество должно знать всю правду, ибо это, во-первых, уничтожило бы преувеличенные слухи и к тому же, общество узнало бы то, что пока сделала пораженческая пропаганда на фронте.

Действительно, во время последних боев на юго-западном фронте мы понесли большие потери помимо потерь людьми, мы сильно пострадали от материального разгрома.

Развал в армии духовный, развал не поддается никакому описанию. В одной дивизии 7 рот более месяца сидели в окопах, остальные 57 рот находились далеко в тылу, почти у Кременца, и упорно отказывались идти в окопы, называя всех тех, кто был на передовых линиях, изменниками.

Были полки, отказывавшиеся идти в наступление и заявлявшие, что они согласны идти в окопы, но и то только до осени.

Всякие попытки привести в порядок вызывали репрессии со стороны солдат вплоть до убийств. Бежавшие солдаты грабили деревни, села, мирных жителей и интендантские склады.

Трусы, отказывавшиеся идти в наступление, были потом расстреливаемы немцами, которые повернули наши же оставленные пушки.

Комитеты в дни тяжелых испытаний на юго-западном фронте оказались бессильными. Сплошь и рядом комитеты созывали собрания в тот момент, когда соседние части шли в атаку.

При всяком наступлении солдаты заставляли идти в первой цепи офицеров. Были случаи, когда офицеров расстреливали находящиеся позади их солдаты, после чего часть их отказывалась идти вперед, заявляя, что у них нет офицеров.

В окопах одного полка были найдены телефоны, соединяющие с немецкими окопами.

Офицерство добросовестно исполнило свой долг до последней крайности.

Мы многое потеряли, но не все еще потеряно. Всякое потрясение на войне можно исправить.

Я, как боевой генерал, могу только присоединиться к мнению ген. Корнилова. Необходимо категорически отказаться от наступления, оттянуть армию, организовать ее и привести в порядок.

Сейчас июль месяц, а у нас до 50% солдат на фронте гуляют в ватном обмундировании и папахах. Это с одной стороны, а с другой стороны нужно восстановить железную дисциплину, начиная с мелочей.

Необходимо поставить комитеты в надлежащие рамки и сохранить за ними главным образом хозяйственную часть дела. Нужно заняться воспитанием армии.

На фронте, кроме «Правды», «Окопной Правды», нет литературы. Теперь их закрыли и осталось пустое место. Необходимо его заполнить.

Вы спрашиваете, даст ли благоприятные результаты восстановление смертной казни на фронте. К этому вопросу нужно подойти весьма осторожно. Не будем казнить темных людей, людей не понимающих, что они творят. Ведь те, кто сеет смуту, но укрывается в тылу – «идейные» вожди, или вернее германские агенты и шпионы будут благодушествовать в Петрограде.

ВІЙСЬКОВОПОЛОНЕНІ РОСІЯМИ В ТЕРНОПОЛЯ (1917)
Положение создается нелепое. Если вы сопоставите украинское движение в Киеве, события в Петрограде, и нашу неудачу под Тарнополем, станет ясно, что все эти явления одного порядка, что все это было подведено к одному числу.

Прибавьте для полноты картины арест Пилсудского, столь популярного в Польше, разве это все не показывает с достаточной полнотой планомерную работу германских агентов в России, проводящих задания германского генерального штаба.

Для нас, военных, неудача под Тарнополем, конечно, не была неожиданной. В тех условиях, в которых живет фронт, войска всегда доступны для пораженческой агитации - иного нельзя было ожидать.

Теперь настало время спасать армию, пока еще не поздно. Я верю, что еще не поздно, ибо последние события открыли глаза даже темным неграмотным силам армии.