Зроби собі закладку!

/ Слідкуйте за нами: ВКYouTubeFacebookTwitterGoogle+

Начавшиеся бои (11 липня 1917 року)

Откровенное признание тактических и политических недочетов  в событиях июня-июля 1917 года, приведших к неудачам ― в том числе и на Тарнопольском направлении 

Начавшиеся бои.

Если рассматривать совершившийся у Тарнополя прорыв исключительно со стратегической точки зрения, то нельзя скрывать его, большого для армий юго-западного фронта, значения. При дальнейшем развитии своего наступления в этом направлении немцы отрезывают наши южные армии от прямому пути на Киев и усложняют положение наших войск на владимиро-волынском и ковельском путях, также угрожая их сообщению с Киевом.

Но для того, чтобы прорыв фронта у Тарнополя разыгрался в такие серьезные для нас размеры, необходимо наличие двух данных, которых, я в этом уверен, в действительности не существует.

Первое из этих данных – сосредоточение немцами очень внушительных сил и средств к месту прорыва. Несмотря на богато развитую у них технику и железнодорожную линию, они сделать этого не могли, так как у них не может быть достаточного для такого развития прорыва свободных войск и было мало времени. 

В одной из корреспонденций с театра войны промелькнула заметка, что и самый прорыв для немцев был неожидан, что они делали только демонстрацию. Следовательно, это данное отпадает, и нам нет основания предполагать, что Корнилов не сумеет оценить приведенной выше обстановки, чтобы не играть в руку немцам и не отводить свои армии далеко вглубь страны. Если же немцы, рассчитывая на панику в наших войсках, чрезмерно увлекутся в своем порыве вперед, то их может ожидать катастрофа, которая с лихвой окупит тяжелые дни, ныне нами переживаемые. Для глубокого прорыва нашего юго-западного фронта противнику нужно такое обилие сил и средств, которого у него в данное время быть не может. Эти слагаемые свершающихся событий должны привести нас к относительному спокойствию, какового надо пожелать и там, на фронте. Поменьше панических официозных телеграмм – они не свидетельствуют о необходимом спокойствии.

Второе данное состоит в силе численной и моральной наших армий юго-западного фронта. Численная сила сомнения у нас внушать не может. Что же касается до моральной силы армии, то надо помнить, что человеческая масса всюду одна и та же. Панически настроенная, она, опираясь на нескольких твердых начальников и частей, может быстро переменить свой облик и стать победоносной. Ведь и армия Суворова в 1799 г. в Италии, в сражении при Требии, бежала в панике, но Суворов сумел эту панику обратить в блестящую для себя победу. Во главе наших армий стоят теперь все молодые, избранные революционным народом вожди. Во время паники все держится на вождях.

Будем же верить, что и наши народные вожди не обманут ожидания своего любимого военного министра и скоро остановят бегущие полки. А если это так, то весь тарнопольский прорыв должен обратиться в печальный частный эпизод одной 11 армии, за который она и должна держать ответ перед Россией. Неужели же можно было предполагать, что в многомиллионной русской армии только герои и храбрецы? На элемент трусов надо было рассчитывать, а Керенский давно уже для восстановления порядка на фронте перешел от слов к делу. Его примеру надо было последовать и начальству 11 армии.

В отношении ликвидации нынешнего прорыва главный вопрос заключается в том, удастся ли нам задержать прорванные войска на линии Серета, или они отхлынут далее. Если они приостановятся на линии Серета, и мы удержим в своих руках переправы через Днестр на фронте Галич – Нижниев – Залещики, то мы будем иметь возможность развить свои удары с обоих флангов зарвавшихся немцев и восстановить прежнее положение. Даже если бы и решено было не предпринимать покуда здесь активных операций, то остановка на Серете дала бы нам все-таки возможность сохранить в Карпатах наше зимнее положение. Ну а если мы отойдем от линии Серета, то положение на нашем юго-западном фронте существенно изменится.

Когда враг обрушивается на одну часть нашего фронта, то ей необходима помощь соседей. Будем с нетерпением ждать, когда заговорят фронты западный и румынский.

Вечерние газеты принесли несколько успокоительных известий. Мы имели некоторый успех на западном фронте у Крево, о котором еще подождем говорить, так как пока он еще ни во что не вылился. Корнилов свидетельствует, что силы прорвавших нас немцев относительно незначительны (один немец на пять русских). Главное же то, что Временное Правительство предоставило Корнилову право применять для ликвидации прорыва какие угодно средства, до расстрела трусов включительно. Перефразируем несколько слова последнего воззвания этого доблестного генерала и скажем, что вся ответственность падает на тех, кто одними словами думает править на полях, где царит смерть и где рядом с геройством царят позор, малодушие и себялюбие предателей свободы России. Но чтобы уменьшить случаи расстрела слабых духом, надо поставить на твердую ногу подготовку и ведение армии, избавив это дело от той односторонней накипи, которая явилась следствием неумелых и спешных реформ первых дней революции. Русская демократия имеет большую силу и без отвлечения армии от прямой ее обязанности.

А. Зайончковский. Время, № 986 от 11.07.1917
Надіслав Анатолій Бойків